Aug. 7th, 2008

nserg: (Default)
Была поздняя осень далекого 1992 голодного года. Голодны были все, как нищие инженерно-гуманитарные научные сотрудники, так и наоборот, похудевшие, и потерявшие лоснистость морд, гаишники.

Московский проспект Санкт-Петербурга, по которому я возвращался откуда-то очень поздно ночью, был практически пуст (бывали ж времена раньше, да? сам теперь не верю). Осень начинала выкидывать свои нежданчики в виде заморозков ночью после дневных дождичков.

Подъезжая на скорости около 80 кмч к очередному светофору, который обещал после желто-розового стать очень красным, я обратил внимание что колеса блокируются даже при малейшем нажатии на тормоз краешком ноги, после чего машина не только не начинает замедляться, а еще и абсолютно теряет управление. Ну мысль не нова, все знают, кто ездил на авто без АБС.
Я - водитель опытный, со стажем "мама-негорюй" и опытом автоспорта, оглядевшись, принимаю волевое решение забить на светофорные условности, и, пока меня не развернуло в близстоящий столб, профигачить этот грёбаный ПУСТОЙ перекрёсток без отдания должного уважения цветным лампочкам в многоуважаемом мной устройстве для регулирования дорожного движения.

Избежав юза, неуправляемых заносов и прочих бед я успешно и безопасно пресекаю абсолютно пустой перекресток. И ... ну, конечно, он был не совсем пуст. Сразу за ним стоял друг автомобилиста и враг нарушителей с черно-белой светящейся волшебной палочкой.

Ну, отормозился за перекрестком успешно - там небыло льда. Подваливает гаец, потирая ладошки, лыбится и аж подпрыгивает от нетерпения.
Ну и я тут, как говорится "весь в белом":
Несмотря на то, что свой старенький мерседес мыл я редко, и то только летом на даче, но в свете фонарей и после дождя он сверкал сука серебром, и я в куртке из Лас-Пальмаса выгребаю довольный. А в кармане, знаю, денег на пачку сигарет. Вот такой блин парадокс. Я тоже голодный.

- Виноват,- говорю, готов страдать в размере штрафа 3 рубля (смех!), что понимаю, вас не устроит, поэтому готов нести наказание квитанцией и временным разрешением на право управления с составлением протокола, где я и соглашусь со всем, что вам может даже пристницца в страшном сне про нарушителей.
- Ага, говорит верю. как же!
И открывает права.
И тут меня охватывает ужас ситуации. В правах лежала заначка для оплаты сьемной квартиры в 100 баксов (как коренному петербуржцу-ленинградцу, мне приходилось снимать для своей семьи хату, ибо своей у нас не было).
Я тихо худею.
-Сколько хочешь сдачи со стохи баксов?- игриво спрашивает он?
Я начинаю ржать и плакать одновременно. Проблеяв от неожиданности всю правду про квартирную заначку, жду реакции...
А фотка в правах вклеена еще во время учебы в мореходке, т.е. весь в тельняшечке такой.
- Где учился? -спрашивает.
- Макаровка, - говорю.
Отдает назад документы и криво усмехаясь выдавливает:
- Я тоже. Судоводительский факультет. 1982 год выпуска. Езжай, братишка, и береги себя.
Мои попытки всучить ему имеющуюся стыдобную рублевую денежку, были пресечены, и он, махнув рукой, усталой походкой побрел назад к перекрестку.
А я тихо ехал домой и долго думал невесёлые мысли, а на душе было как-то неопределённо......
nserg: (Default)
Пролог.

И вновь память выводит из настоящего, и опять в те 90-е годы, когда произошли наиболее радикальные изменения не только в обществе, но и в собственной жизни. Скорость тех изменений была настолько космической, что нехватало минут на то, чот б оглянуться назад, и события всплывают на поверхность из того бурного водоворота только спустя многие годы.
И нет необходимости выдумывать и досочинять детали. Вспоминая, я и так погружаюсь в ту эпоху вместе с вибрациями души и замиранием некоторых органов моего туловища.

Справившись с набросками картины рейсов периода Западной Африки, нельзя не упомянуть тот отрезок жизни, когда сменив пароходы-четырёх-пятитысячники, мои ровесники, немецкой постройки с незабываемым запахом стареющей виниловой обивки внутренних помещений, я волею судьбы попал радистом на новый гигант-балкер постройки Николаевского завода и водоизмещением 50 000 тонн.

Новая каюта с душем и санузлом делала многомесячное пребывание на железе уютным и комфортным, если эти слова можно применить к судовым каютам.
Радиорубка, состоявшая из трех помещений общей площадью около 50 кв.метров с выностными пультами ДУ приёмников и передатчиков, спутниковой радиостанцией, хорошим кондиционером и мягким ковролином на полу, сменила то узенькое помещение в 13 квадратов с СВЧ волноводами, идущими в сантиметрах над головой, что называлось радиорубкой у старых трудяг грузовозов.

Что говорить об оснащении ходового мостика и штурманской рубки! Та красота навигационного оборудования с цветными телевизионными картинками на импортных радарах, кучей разноцветных лампочек привлекала внимание и вызывала восхищение даже у непосвященных в морские дела сухопутных гостей парохода.

Вы помните те грохочущие, огнедышашие машинные отделения (МО), где несли раньше свои тяжкие вахты судовые механики и мотористы? Если честно, я всегда спускался в МО по многочисленным тёплым железным трапам, к самому телу деловито ухающего судового двигателя как в преисподню, и ни в одном из них не мог находиться дольше полу-часа. Выйдя от туда, оглушенный, я еще долгое время после этого вряд ли мог нести свою слуховую радиовахту.
И вот, как маленький механический рай для безгрешного судомеха, являлось на балкере новое МО с шумоизолирующими стенами и окошками, и где несли вахту механики в чистейших комбинезонах в полной тишине у большого пульта с громадным количеством лампочек-датчиков.

И все эти чудеса, от пайол МКО до штурманской рубки, соединял между собой лифт с восеью кнопками этажей!
Как видите, друзья, нам было чем гордиться. что мы с удовольствием и делали, устраивая экскурсии по пароходу для каждого гостя, посетившего это новое чудо современного отечественного судостроения.

Что касается рейсов, то мы были перевозчиками того самого скандально известного зерна, которое ком. партия закупала в Канаде и США, в то время, как отечественная сельхоз продукция сгнивала на полях и элеваторах страны. Об этом все мы узнали потом, когда грянула во всей красе перестройка и гласность. А пока - переходы через Атлантический океан и пятидневные стоянки на отдаленных от городов элеваторных терминалах Америки.

Часть 2. "Интерклуб Barbours Cut"


Все прелести нового судна омрачались краткосрочными стоянками, длинными двухнедельными переходами, когда карта у штурмана не меняется, оставаясь лишь белым листом, на котором переписывались лишь координатные сетки.....
(продолжение в следующем посте) :))
nserg: (Default)
Начало Часть 1 там
Часть 2. "Интерклуб Barbours Cut"


Все прелести нового судна омрачались краткосрочными стоянками, длинными двухнедельными переходами, когда карта у штурмана не меняется, оставаясь лишь белым листом, на котором переписывались лишь координатные сетки.
И даже в короткие дни стоянок добраться до города было делом чрезвычайно трудным, ибо сеть рейсовых автобусов америки не охватывала отдаленные терминалы, подразумевая лишь автомобильное сообщение. Несчастный американский народ, эксплуатируемый американскиой буржуазией, мне кажется от этого страдал не очень. Что не скажешь про нас.
И вот в один из самых заурядных рейсов мы оказались на отдаленном терминале порта Хьюстон (Houston). Отрезанные от большого города и цивилизации с морскими интер-клубами, барами, музеями и прочими удовольствиями, мы, надеясь на скорую погрузку, торопили время в привычных за рейсы кофейных посиделках и скуке.

Надо отметить, что владение английским языком не являлось самым главным достоинством всего экипажа, а те, чьей обязанностью было его использование в работе были чаще всего заняты на стояночных вахтах и погрузке судна. Конечно, основной прчиной выбора моей специальности для меня не было то, что радист на стоянке является самым свободным членом экипажа, но, что и говорить, это было приятнейшим фактом в моей профессиональной деятельности.
Поэтому, когда вахтенный по трансляции вызвал меня к трапу, это означало приход на борт парохода посетителей, время на которых мог в избытке потратить только радист.

Посетителями оказались представители маленького и никому неизвестного интерклуба, которым по самодовольной традиции нашего судна мне было поручено провести экскурсию в помещениях нашего красавца. По заврешении которой наши гости предложили доставить на их минивэне всех свободных от вахты и работ в клуб, погостить, поиграть в бильярд и попить пива-кофе. Чем мы и воспользовались.
День переставал быть скучным. Берег наконец-то принял на свою землю наши советские подошвы, и мы поехали в местечко-городок с названием Barbours Cut Хьюстонской области.

Когда мы приехали в маленький домик с гордым названием "Интер-Клуб", мы были удивлены скромненькой комнатой-гостинной и отсутствием барной стойки с кассовым аппаратом, пивных кранов и сигаретных витрин. Однако в буфетике стояла кофеварка, наполненная горячим кофе, микроволновка и холодильник.
Элизабет- женщина, представившаяся директором клуба, предложила нам отдыхать, играть в бильярд, и не забывать наливать себе кофе, делать себе гамбургеры, разогревая их в
микроволновке.
Я перевел народу обращение американских граждан и тишина зазвенела в воздухе тревожной струной. Обросшие заскорузлой советской нищетой, люди приняли это, как сигнал тревоги:
"Оппаньки! Попали! Надо будет платить! А на хера нам это? Нас на борту обед ждет с макаронами!"
Не надо сразу винить в скупердяйстве и дикости наших мужиков, которые в отрыве от семьи многие месяцы пашут для того, что б привезти домой те крохи, те подачки, которые платила власть морякам в те годы. Их зарплата отличалась от зарплат моряков остального мира в ДЕСЯТЬ раз! И описываемый мной период попадал под то время, когда дополнить свой бюджет за счет привезенных и проданных шмоток уже было не рентабельно, а зарплаты, позволяющие жить на них, выполняя только свою работу и не ведя свой маленький бизнес, еще не пришли на флот.

-Ты сначала спроси почем коврижки,-пробурчал старый промаслянный моторист Степаныч.
Перевод не потребовался. Было понятно и так.
- Это все для вас, это все для того, что б вы отдохнули и чувствовали себя как дома, сказала Элизабет.
- Это бесплатно. Это наш вам подарок!
Вот тут мы напряглись еще сильнее. Блям-с! В чем подвох? Кажись нас вербуют за бутерброды.
"Мы прошли все капиталистические страны и нас бутильбродкой не купишь!" - подумал каждый подкованный советский моряк, не забывая о всевидящем оке "Большого брата" в лице первого помощника капитана, присутствия которого нам по причине оттепели в дисциплине увольнений на берег удалось избежать в эти времена.

Прошел не один час разговоров с американцами, когда с помощью моего корявого перевода в наши прокуренные мозги пришло понимание ситауции. Интерклуб был организован церковной общиной для отдыха моряков в благотворительных целях и на средства прихожан.
Работающие там были волонтёрами (работниками без зарплаты).

Мы долго думали потом о взглядах и жизни на таких далеких от нас замлях, о том, что мы никогда уже не сможем быть такими как они, что нам еще много предстоит понять и переосмыслить.
Через час прихала служебная развозка, и мы все вместе выгружали лотки с пирожными, такими красивыми и вкусными, от которых за месяц судовой жизни мы изрядно отвыкли.

"Часть 3. "Примирение народов или "полные штаны""

.....В следующем посту

December 2013

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425 262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 24th, 2017 09:20 am
Powered by Dreamwidth Studios